Светлана Кузнецова: Наших атлетов не сломать. Чем больше пытаются ущемить наши права, тем сильнее мы становимся

<br />
                        Светлана Кузнецова: Наших атлетов не сломать. Чем больше пытаются ущемить наши права, тем сильнее мы становимся

Российская теннисистка Светлана Кузнецова в интервью РИА «Новости» рассказала о себе.

— Перед Australian Open вы провели две недели на карантине в гостиничном номере? Это было самое необычное приключение за всю карьеру?
— Да, конечно. Две недели в номере — со мной такого раньше не случалось.

— Многие игроки достаточно негативно отзывались о карантине, сравнивали с тюрьмой. Кажется, что вы изначально подошли к этому с позитивом.
— Совершенно верно. Насколько это возможно, я восприняла эту новость позитивно. Проводила по две тренировки в день в номере. Сделала всё возможное, чтобы набирать форму.

— Как можно тренироваться в маленьком номере?
— Мне повезло — площадь номера была достаточно большой. В одной комнате был удар справа, между дверьми разножка, с другой стороны — удар слева. Ещё имелся велосипед и хороший портативный тренажёр — он меня просто спас. На нем я могла делать взрывные упражнения с весом. Бегала «интервалы» по комнате. Креативила по максимуму. Самое главное, как ты воспринимаешь этот момент. Уже во время турнира в Мельбурне ко мне подошёл один игрок ATP тура и спросил: «Что ты делала на карантине?» Отвечаю: «Проводила по две тренировки в день!» А он такой: «Я один раз попробовал крутить велосипед, и как-то не зашло». Всё зависит от настроя.

— Тренировки — это понятно, но как заполняли остальное свободное время?
— У меня день был расписан полностью. Мне давали один обязательный выходной в неделю — важно было восстанавливаться. А в остальные дни я вставала с утра, завтракала и сразу садилась смотреть лекции — дистанционно учусь в Университете. Потом читала книги и начинала тренироваться. Делала восстановительные процедуры — у меня были даже компрессионные штаны. Затем ещё немного чтения, ещё одна тренировка, ужин и что-то успокаивающее перед сном — сериал, например. Через день занималась с психологом. На карантине я не скучала, на это просто не было времени.

— В Instagram вы писали, что выиграли «Тур де Франс», не выходя из номера. Сколько километров накрутили на велотренажёре?
— У меня сначала был один велосипед, потом появился другой — общий километраж не посмотреть. Могу сказать, что сжигала примерно по тысяче калорий за каждую тренировку.

— Пылесос в номер долго ждали?
— Его принесли только в последние пару дней. Мне пришлось изобретать ноу-хау. На ковре появились огромные катышки и друзья рассказали, как с этим бороться: я мочила полотенце и вытирала их. Представляете, за окном жара 35 градусов, в номере работает кондиционер, а я бегаю, прыгаю со скакалкой. Было ужасно грязно. Мокрым полотенцем я убирала всю эту пыль.

— У вас хорошие шансы попасть на Олимпиаду в Токио. Обсуждаются разные варианты проведения Игр. Если скажут, что ради них вам снова надо посидеть пару недель на карантине, согласитесь?
— Снова две недели в номере?

— Что-то вроде такого.
— Пока даже не задумывалась об Олимпиаде. Меня тренер на прошлой неделе спросил, поеду ли я в Токио. Пришлось писать нашему капитану Игорю Андрееву, спрашивать, попадаю ли я туда — какие условия, какой рейтинг. Вообще за этим не слежу. У меня в приоритете мой личный график. А дальше — как карта ляжет, не люблю планировать такие вещи. Потом всё это может поменяться, и я буду расстраиваться. А так... Конечно, мне бы хотелось выступить на Олимпиаде. Но думаю, что туда стоит ехать, только если есть шансы на медаль.

— Даже так.
— Просто ради галочки я была уже много раз.

— Если поедете, то это будут ваши четвёртые Игры. Чем олимпийский теннисный турнир отличается от турниров «Большого шлема»?
— Это очень важное мировое событие. Есть ответственность перед страной, перед родителями, но на Олимпиадах я всё равно ощущала себя как на обычном турнире. Мне не нравится обстановка в Олимпийской деревне, когда ты приходишь в столовую, а там тысяча человек. Ты просто не можешь собраться. Если поеду в Токио, мне бы хотелось пожить где-то изолированно.

— Вы заявили, что у вас нет большого желания снова играть в паре. Но Шамиль Тарпищев часто говорит о том, что вы могли бы сыграть в парном разряде на Олимпиаде. Если вам предложат такой вариант, согласитесь?
— Я слышу про пару только от журналистов и читаю в прессе от Шамиля Анвяровича. Лично он мне пока ничего не говорил.

— Игры будут непростыми для России — мы снова поедем туда без флага и гимна. Насколько это меняет ваше внутреннее отношение к Олимпиаде?
— Мне очень понравились слова Андрея Рублёва на эту тему: «Все и так знают, из какой мы страны». Наших атлетов не сломать. Это много раз проверялось — мы очень стойкие и сильные. Чем больше нас пытаются как-то принизить, ущемить наши права, тем сильнее мы становимся. Все российские спортсмены будут использовать это как мотивацию.

— В качестве замены гимну предлагалась «Катюша», но CAS запретил использовать её на Олимпиаде. Если бы решали вы, какую песню поставили бы на церемонию награждения?
— Историю про «Катюшу» я слышала, но пристально за этим не следила. По-моему, можно поставить любую достойную русскую песню. Чтобы просто звучал русский голос.

Игроки в сюжете: Кузнецова Светлана Рублёв Андрей

Источник: gotennis.ru



Добавить комментарий